Завод «Ростеха» закупает детали для аппаратов ИВЛ у китайских компаний

УПЗ может использовать эту схему, чтобы обходить санкции

Сбои в работе аппаратов ИВЛ могли спровоцировать пожары в больницах Москвы и Санкт-Петербурга, из-за которых погибли шесть пациентов с COVID-19. Эти аппараты были произведены на Уральском приборостроительном заводе (УПЗ), входящем в госкорпорацию «Ростех». Ее возглавляет Сергей Чемезов — один из числа приближенных к президенту РФ Владимиру Путину лиц. Znak.com и волонтерский проект RAVEN выяснили, что аппараты только формально можно назвать российскими — большая часть комплектующих для аппаратов ИВЛ от УПЗ закупается за рубежом, в основном в Китае и Тайване. Кроме того, поставки от американских и европейских производителей совершаются в том числе через китайские компании-посредники. Такая схема может использоваться для обхода американских санкций.

В обеих больницах использовались аппараты ИВЛ «Авента-М», которые производят на Уральском приборостроительном заводе (входит в Концерн радиоэлектронных технологий «Ростеха»). После происшествий Росздравнадзор приостановил использование этих приборов на территории России.

В период пандемии коронавируса УПЗ резко увеличил производство оборудования для ИВЛ. «Если за весь прошлый год УПЗ увеличил производство аппаратов ИВЛ более чем в 2,5 раза, то уже в прошлом месяце нарастил выпуск еще в 10 раз — до 700 единиц. Сегодня предприятие обеспечивает почти три четверти всех поставок новых аппаратов ИВЛ. Не сомневаюсь, что майский план выпуска в 2,5 тыс. ИВЛ — а это в 3,5 раза больше апрельского — будет выполнен», — заявил глава Минпромторга Денис Мантуров после посещения уральского завода 8 мая. В середине апреля Минпромторг заключил с КРЭТ контракт о поставке 6 711 аппаратов ИВЛ и пяти аппаратов ЭКМО на сумму 7,5 млрд рублей.

Аппарат искусственной вентиляции легких «Авента-М» (фото — сайт УПЗ)

Придумать, как будет работать аппарат ИВЛ, все модули управления — это заслуга сотрудников УПЗ», — говорит он, добавляя, что комплектующие из Китая и Тайваня используются при сборке большого количества техники от смартфонов и телевизоров до различных медицинских аппаратов. Однако бывший сотрудник УПЗ не уточняет, почему УПЗ ничего не говорит об иностранных поставщиках комплектующих.

Врач одной из больниц Свердловской области, работающий с аппаратами ИВЛ, отмечает, что пожары в медицинских учреждениях могли случиться и не из-за проблем с медтехникой. «В случае с пожарами в больницах нужно ждать более подробного расследования. Когда проводили ревизию свердловских больниц во время пандемии, выяснилось, что во многих медучреждениях есть проблемы с проводкой: она старая, алюминиевая. Если на нее повесить один аппарат ИВЛ, конечно, ничего страшного не случится. Но когда речь идет о большом количестве реанимационных коек, которые должны быть обеспечены не только аппаратами ИВЛ, но и другой техникой, возникает опасность перегрузок», — говорит он. (При этом заявленная потребляемая мощность аппарата — 75 Ватт, что в разы меньше, чем у домашней бытовой техники, а реанимационное отделение больницы Святого Георгия реконструировали в 2018 году — прим. ред.).

Отделение в больнице Святого Георгия (фото — Больница Святого Георгия)

В целом, почти треть американских и европейских компаний, чью продукцию закупал завод, заключали с УПЗ контракты через поставщиков из Китая и Тайваня (как реально существующих дистрибьюторов, так и «призраков»). Американские компании не могут напрямую сотрудничать с УПЗ без разрешения Министерства финансов США: уральское предприятие входит в КРЭТ, который находится под санкциями США с 2014 года. Европейские компании также рискуют, сотрудничая с компаниями под американскими санкциями, поскольку могут быть привлечены к ответственности в рамках вторичных санкций США.

Ранее СМИ обращали внимание на то, что КРЭТ находится под американскими санкциями, — когда Россия отправила аппараты ИВЛ «Авента-М» в качестве гуманитарной помощи США. Организовывал поставку Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), который также находится в санкционных списках. Впрочем, в Минфине США поясняли, что власти могут делать исключения для конкретных случаев. В настоящее время российские аппараты ИВЛ не используются в американских больницах до выяснения причин пожаров в Москве и Санкт-Петербурге.

Большинство рабочих отказались разговаривать со Znak.com. Некоторые говорили, что торопятся на смену, другие — что впервые слышат о пожарах в больницах. Только трое согласились прокомментировать ситуацию, не афишируя своих фамилий и должностей. Они не верят, что причиной трагедии мог стать сбой работы продукции УПЗ.

«Такого не могло быть из-за наших аппаратов, потому что там гореть нечему. Просто проводка там (в больнице — прим. ред.) наверняка замкнула, и загорелось все остальное», — заявил один из сотрудников УПЗ. По его словам, из-за увеличения мощности производства, на УПЗ наняли новых сотрудников, но он сомневается, что это могло привести к ухудшению качества аппаратов ИВЛ. «Это отработанная технологическая линия, которая работает с 2012 года. Там что-то не так собрать просто возможности нет. Скажу вам так: если винт закручивается по часовой стрелке, то его против часовой стрелки закрутить невозможно», — отметил он.

Пресс-секретарь УПЗ Лидия Зимина (фото — Яромир Романов / Znak.com)

Волонтерский проект по снижению коррупционных рисков, связанных со сдерживанием эпидемии COVID-19 и устранением ее последствий в России. covid19.raven@gmail.com

Волонтерский проект по снижению коррупционных рисков, связанных со сдерживанием эпидемии COVID-19 и устранением ее последствий в России. covid19.raven@gmail.com